Lingua Star 2018-10-15T15:10:39+00:00

Project Description

Lingua Star

Текст и фото: Алек­сандр Гран­кин

А

Алек­сан­дру Гран­кину как чело­веку, кото­рый раньше нико­гда не при­ни­мал уча­стие в «акциях, розыг­ры­шах и лоте­реях», пода­вать заявку на грин-карту было очень вол­ни­тельно. Отправ­лен­ная в посоль­ство США анкета зажгла в нем луч надежды и мыс­ленно уно­сила в англо­языч­ную среду. Но даже в фан­та­зиях он ощу­щал язы­ко­вой барьер.
Мы стали искать для него язы­ко­вую школу побли­зо­сти от редак­ции.
На проб­ное заня­тие наш меч­та­тель­ный жур­на­лист отпра­вился в тор­го­вый дом «Август» — этим летом там начала свою работу «Лингва Стар». По ито­гам заня­тия и трех­этап­ного тести­ро­ва­ния было опре­де­лено, что он знает англий­ский на пред­по­ро­го­вом уровне — А2. Прежде чем купить курс обу­че­ния, чтобы под­нять его уро­вень до само­до­ста­точ­ного вла­де­ния язы­ком, мы решили задать несколько вопро­сов вла­де­ли­цам школы — Анне Дур­не­вой и Юлией Ось­ма­ко­вой. Они любезно согла­си­лись дать Алек­сан­дру неболь­шое интер­вью.

Анна Дур­нева,
ака­де­ми­че­ский дирек­тор

«Мы с Юлей полу­чали обра­зо­ва­ние педа­го­гов-линг­ви­стов, со вто­рого курса БелГУ зани­ма­лись репе­ти­тор­ством. В маги­стра­туре я офи­ци­ально начала учить рус­скому ино­стран­ных сту­ден­тов Аграр­ного уни­вер­си­тета. С тех пор счи­таю пре­по­да­ва­ние делом своей жизни».

Юлия Ось­ма­кова,
дирек­тор по раз­ви­тию

«Хоть мы и учи­лись в одной группе, но подру­жи­лись во время работы в «Евро­пей­ской язы­ко­вой школе». Я при­шла устра­и­ваться мене­дже­ром, а Аня уже рабо­тала пре­по­да­ва­те­лем англий­ского. В отли­чие от Ани, я про­бо­вала себя в раз­ных обла­стях, успела пора­бо­тать офи­ци­ан­том, съез­дить в Аме­рику по про­грамме Work and Travel и побыть пере­вод­чи­ком в коро­чан­ском „Мира­торге“».

Почему решили открыть соб­ствен­ную школу?

Анна: У нас нача­лись раз­но­гла­сия с руко­вод­ством, а все идеи и начи­на­ния почему-то гаси­лись аргу­мен­тами: «Не нужно лезть в то, что и так пре­красно рабо­тает».

С октября 2017 года по апрель мы раз­ра­ба­ты­вали фин­план, воз­мож­ную про­грамму обу­че­ния, искали пло­щадку. На работе виду не пода­вали, чтобы в один момент уйти на под­го­тов­лен­ную почву. В апреле как раз нашли хоро­шее поме­ще­ние, уво­ли­лись и запу­стили неболь­шую реклам­ную кам­па­нию, чтобы набрать пер­вые группы на лето.

Школу откры­вали на свои сбе­ре­же­ния или были сто­рон­ние инве­сти­ции?

Юлия: На откры­тие школы и рекламу потра­тили порядка 800 тысяч руб­лей. Деньги поровну взяли в кре­дит с Аней.
На началь­ном этапе вели пере­го­воры с инве­сто­ром. Одна из юри­ди­че­ских ком­па­ний пла­ни­ро­вала открыть школу для повы­ше­ния ква­ли­фи­ка­ции юри­стов, куда бы вхо­дило и изу­че­ние ино­стран­ных язы­ков. Через зна­ко­мых они свя­за­лись с нами и пред­ло­жили объ­еди­нить уси­лия на их пло­щадке в «Импе­ри­але». Наша задача заклю­ча­лась в том, чтобы сде­лать «упа­ковку», зани­маться пре­по­да­ва­нием и даль­ней­шим раз­ви­тием. С их сто­роны — только мате­ри­аль­ные инве­сти­ции. Из-за раз­но­гла­сий при раз­ра­ботке кон­цеп­ции школы мы отка­за­лись от этого пред­ло­же­ния и счи­таем, что посту­пили пра­вильно.

В Бел­го­роде больше 30 мест, где можно изу­чать англий­ский. Чем отли­ча­е­тесь от дру­гих школ?

Юлия: В нашей сфере изоб­ре­сти колесо невоз­можно, поэтому заяв­лять о своей уни­каль­но­сти нет смысла. Если брать англий­ский язык, то мы делаем упор на каче­ство обу­че­ния. Фишка именно нашей школы — это рус­ский язык в каче­стве ино­стран­ного (РКИ) — в городе больше нет мест где его можно изу­чать.

Анна: В «БелГУ» учится при­мерно 15–20 тысяч ино­стран­ных сту­ден­тов, в «Тех­но­логе» на под­го­то­ви­тель­ном факуль­тете — порядка 30 тысяч. Если мы смо­жем при­влечь на курсы хотя бы один про­цент уча­щихся, школе будет этого более чем доста­точно. В дан­ный момент в пер­вом наборе РКИ обу­ча­ются сту­денты из Ирака, Ирана и Турк­ме­ни­стана. Теперь ищем спо­собы выйти на коор­ди­на­то­ров аби­ту­ри­ен­тов Латин­ской Аме­рики и Африки.

Теперь кон­ку­ри­ру­ете с про­шлым рабо­то­да­те­лем?

Юлия: Если смот­реть в целом по Бел­го­роду, то да, но какой-то тоталь­ной кон­ку­рен­ции у нас нет, мы нахо­димся в раз­ных рай­о­нах города. Часто при выборе факуль­та­тив­ного обра­зо­ва­ния люди сильно при­вя­зы­ва­ются к месту про­жи­ва­ния. Бывали слу­чаи, когда к нам не хотели при­ез­жать с «Сити­Молла» или даже с «Тех­но­лога». Пер­вый набор пока­зал, что порядка 80 % наших сту­ден­тов живут либо на улице 5 авгу­ста, либо при­шли зани­маться вме­сте с дру­зьями.

Рас­по­ло­же­ние выби­рали спе­ци­ально?

Юлия: Важ­ным фак­то­ром было то, что в рай­оне, где мы нахо­димся, на четыре обще­об­ра­зо­ва­тель­ных школы не было ни одной язы­ко­вой.

К 2020 году англий­ский ста­нет обя­за­тель­ным пред­ме­том для ЕГЭ, чтобы сдать на 80–90 балов нужен как мини­мум уро­вень вла­де­ния B2. На его под­го­товку как раз уйдет при­мерно 2 года, поэтому сей­час в своей рекламе в шко­лах мы при­во­дим этот аргу­мент для роди­те­лей.

Хотели открыться в бизнес-про­стран­стве «Кон­такт», но на пер­вом этаже под­хо­дя­щих офи­сов не ока­за­лось, а все, что повыше, на наш взгляд, не слиш­ком непре­зен­та­бельны для школы, поэтому пере­ду­мали.

На что тра­тили реклам­ный бюд­жет?

Юлия: С июля по сен­тябрь кру­ти­лись на ТНТ, СТС и радио, рас­про­стра­нили пода­роч­ные сер­ти­фи­каты по тура­гент­ствам и шко­лам. Мой папа рабо­тает в так­со­парке, поэтому смогли раз­ме­ститься на несколь­ких марш­ру­тах авто­бу­сов, через этот канал при­шло 5–7 заявок. Через про­мо­у­те­ров раз­дали листовки в бли­жай­ших рай­о­нах, при­шло порядка 10 чело­век.

Мы очень уди­ви­лись, но пер­вые группы набрали с Инт­са­грама, несмотря на то, что про­сто зани­ма­лись мас­с­фол­ло­вин­гом. После чего запу­стили в нем тар­ге­ти­ро­ван­ную рекламу, но выхлопа не полу­чили.

Нашей рекла­мой в интер­нете зани­ма­ется агент­ство «Про­дви­же­ние», по поис­ко­вому запросу «школа ино­стран­ных язы­ков Бел­го­род» мы нахо­димся на 8 месте. С сайта нако­нец начали посту­пать заявки.

Вы только откры­лись и, навер­няка, уста­но­вили цену ниже, чем в дру­гих шко­лах.

Юлия: Да, но незна­чи­тельно, от «Евро­пей­ской язы­ко­вой школы» отли­чие порядка 5–7 %, у «Интер­лингва» тра­ди­ци­онно самые доро­гие курсы. С малень­кими шко­лами-каби­не­тами ситу­а­ция немного иная из-за того, что они берут поме­сяч­ную оплату, а мы назы­ваем цену курса. Чело­веку при­ятно слы­шать неболь­шую сумму за месяц или за заня­тие, но если пере­счи­ты­вать курс дли­ною в пол­года, то сто­и­мость полу­чатся чуть ли не в пол­тора раза выше, чем у нас. Также мы заклю­чаем дого­вор и поз­во­ляем опла­тить обу­че­ние в рас­срочку, а место в группе бро­ни­руем без пред­оплаты.

Анна: Поме­сяч­ная оплата попа­хи­вает репе­ти­тор­ством — отза­ни­мался месяц по або­не­менту и можно не ходить. Мы ста­ра­емся про­бу­дить у чело­века чув­ство ответ­ствен­но­сти, чтобы дове­сти курс до конца, добиться резуль­тата и перейти на сле­ду­ю­щую сту­пень.

Срав­ните школу и репе­ти­тор­ство по цене/качеству.

Анна: Если брать оди­на­ко­вый уро­вень пре­по­да­ва­ния, то школа все­гда будет дешевле. Лично у меня есть горь­кий опыт посе­ще­ния репе­ти­то­ров. Помню, как во время под­го­товки к ЕГЭ, я при­хо­дила к пре­по­да­ва­телю домой, с кучей вопро­сов и настроем зани­маться, но тетенька в это время жарила кот­леты на кухне, а мне оста­ва­лось сидеть в этом амбре и само­сто­я­тельно ковы­ряться в зада­ниях.

Юлия: Не хочется никого оби­деть, но уроки у про­фес­сора с 30-лет­ним ста­жем не все­гда гаран­ти­руют резуль­тат. Зача­стую они убеж­денно поль­зу­ются сво­ими мето­ди­ками репе­ти­тор­ства, не вни­кая в воз­раст­ные и пси­хо­ло­ги­че­ские осо­бен­но­сти уча­ще­гося.

Мы за мак­си­маль­ную вовле­чен­ность настав­ника в учеб­ный про­цесс. Сту­денты не оста­ются наедине с посо­бием, пока пре­по­да­ва­тель зани­ма­ется сво­ими делами в план­шете — заня­тия в нашей школе под­ра­зу­ме­вают актив­ность каж­дого участ­ника.

Что полу­чают ваши кур­санты по окон­ча­нии курса?

Юлия: Лицен­зия на обра­зо­ва­ние поз­во­ляет нам выда­вать сер­ти­фи­кат, под­твер­жда­ю­щий вла­де­ние язы­ком на опре­де­лен­ном уровне, он имеет силу в стра­нах, кото­рые при­знают рос­сий­ские дипломы об обра­зо­ва­нии. Для поступ­ле­ния в англо­языч­ный вуз он не под­хо­дит, там потре­бу­ется сдать госу­дар­ствен­ный экза­мен TOEFL или IELTS, в зави­си­мо­сти от страны.

Сколько чело­век должно быть в группе, чтобы заня­тия оку­па­лись?

Юлия: Для пре­по­да­ва­те­лей-поча­со­ви­ков от 3–4 чело­век. Если ведем мы с Аней, то доста­точно двоих. Вообще, иде­аль­ная запол­ня­е­мость групп — это 8–10 сту­ден­тов.

Ваша про­грамма обу­че­ния имеет назва­ние?

Юлия: Мы исполь­зуем ком­му­ни­ка­тив­ную мето­дику пре­по­да­ва­ния, англий­скому языку обу­чаем по совре­мен­ным посо­биям изда­тель­ства Окс­форд­ского уни­вер­си­тета, в них не встре­тишь упо­ми­на­ния о CD-дис­ках или пей­дже­рах, как бывает в школь­ных учеб­ни­ках. При­меры самые све­жие, вплоть до выре­зок из свет­ской хро­ники о жизни Бей­онсе и Jay-Z.

Анна: В изу­че­нии ино­стран­ного языка глав­ное — пони­мать, на каком уровне ты нахо­дишься. Мы при­дер­жи­ва­емся шкалы CEFR (Common European Framework of Reference — Обще­ев­ро­пей­ские ком­пе­тен­ции вла­де­ния ино­стран­ным язы­ком, — прим.), акту­аль­ной для любых ино­стран­ных язы­ков. В шко­лах и уни­вер­си­те­тах никто не про­ве­ряет уровни вла­де­ния язы­ком, а оценка успе­ва­е­мо­сти — лишь субъ­ек­тив­ное мне­ние учи­теля. С уров­не­вой систе­мой можно уви­деть свой про­гресс, изу­чая язык пла­но­мерно, а не отдель­ные его аспекты.

Почему учеб­ник, а не соб­ствен­ная мето­дика?

Анна: В свои 25 лет мы не имеем права гово­рить, что достигли каких-то высот в линг­ви­стике. Мы знаем, где взять инфор­ма­цию, какие из суще­ству­ю­щих изда­тельств кру­тые. Спе­ци­а­ли­сты в уни­вер­си­те­тах тра­тят на созда­ние курса посо­бий по 50 лет жизни, поэтому брать и обзы­вать что-то соб­ствен­ной мето­ди­кой — про­сто цинизм. За время пре­по­да­ва­ния я успела про­пу­стить через себя где-то 20 про­грамм. Для своей школы мы выбрали самые опти­маль­ные реше­ния.

Изу­че­ние грам­ма­тики — это основ­ной аспект языка, наша задача — дать фун­да­мен­таль­ные зна­ния. Нико­гда не идем на поводу у сту­ден­тов, кото­рые гово­рят, что, в первую оче­редь, хотят знать раз­го­вор­ный англий­ский. Мы не обе­щаем, что вы будете сидеть и ловить кайф на каж­дом уроке. Выхо­дить с квад­рат­ной голо­вой после заня­тия — это нор­мально.

Учите сленгу или гру­бым выра­же­ниям?

Анна: Обя­за­тельно! Мы руга­емся матом на заня­тиях, чтобы сту­денты пони­мали, как нужно реа­ги­ро­вать в подоб­ных ситу­а­циях. Нельзя ска­зать, что выде­ля­ются часы для изу­че­ния раз­ного вида брани, но подоб­ные зна­ния инте­гри­ру­ются в кон­текст при живом обще­нии.

На суб­бот­них кино­по­ка­зах, кото­рые мы про­во­дим в ресто­ране «Зима», сленгу уде­ля­ется боль­шее вни­ма­ние, к при­меру, мы смот­рели «Маль­чиш­ник в Вегасе», откуда выпи­сы­вали и раз­би­рали отдель­ные сло­во­со­че­та­ния.

Как будете раз­ви­ваться дальше?

Юлия: До конца года пла­ни­руем усердно рабо­тать, на сле­ду­ю­щий год есть планы по откры­тию фили­ала на Крейде.

Анна: Мне бы хоте­лось создать свой учеб­ник по рус­скому языку как ино­стран­ному, тема меня очень инте­ре­сует, а хоро­шей лите­ра­туры пока нет, наде­юсь полу­чится выкро­ить время. БО